Tel: 972-544-889038



Форма входа

494-508

ко народу, и он всех накормил! Как жалко, что мой муж Липа не дожил увидеть этого ребенка!

Это был воскресный день. Как правило, в такой день наше жилище всегда битком набивалось людьми. Странно — как могло столько друзей, знакомых и родственников уместиться в маленькой квартирке, где, вдобавок, был еще грудной ребенок.

К вечеру, как правило, к нам приходили целые компании знакомых ребят, чтобы переодевшись и переобув валенки на ботинки с коньками, затем отправиться на стадион (куда попадали, перелезая через забор). Катание на коньках было тогда очень модным время­препровождением.

К моему «хобби» домашнего истопника прибавилось еще одно: стряпня. Готовил я, в основном, картошку и щи. Щи я варил из костей окорока, которые покупались по дешевке в  у Тамары Малаховой в «чайкофейном» магазине, где она работала продавщицей. Кости я пилил на мелкие части обыкновенной пилой-ножовкой. Для приготовления щей использовалась квашеная капуста, которую я с вечера вымачивал. А утром клал в чугунок напиленные кости, капусту — и на конфорку. Через час добавлял картошку и поджаренный лук. Получались, можно сказать, настоящие щи.

Так хочется сейчас, во времена израильской сытости, поголодать пару деньков, а затем съесть миску щей, приготовленных в русской печке!

А жизнь шла...

Днем многие пацаны из нашей округи нацепляли на валенки лыжи-коротышки, шли на склон оврага и там лихо съезжали вниз, а потом лезли опять вверх, «елочкой», — и это было для нас преогромным удовольствием.

По лыжне, проложенной по дну оврага, ходили только на лыжах с ботинками, и всё благовоспитанные пионеры и ком-

495

сомольцы. Удалая же «рвань» носилась на коротышках. Вверх-вниз, вверх-вниз...

Морозный воздух, вначале обжигающий лицо, через полчаса катания уже не чувствовался. Щеки горели огнем, частые падения во время спуска превращали одежонку в снежно-ледяную корку. Во время спуска пронизывающий холод доставал голодное тощее тело. Но из оврага, пока замерзшие ноги не отказывали слушаться, никто не уходил.

Согнувшись, медленными шагами, с зажатыми под мышками «коротышками»ползли по домам нагулявшиеся, накатавшиеся пацаны. . Дорога домой казалась очень и очень длинной.

По возвращении домой меня еще долго бил озноб — тело не могло сразу отойти от холода. Еще бы! Несколько часов на морозном воздухе, с катанием на бешеной скоростью по склону оврага...

В один из дней катания на «коротышках» в овраг спустился Жук-старший со своей шоблой. Поставил на пень пустое ржавое ведро, и все они по очереди начали стрелять в

496

мишень из ружья. На белом снегу оврага зачернели круглые пыжи от ружейных патронов.

Вдруг Жук-старший закричал: «Эй, сопляки, три рубля за выстрел, кто хочет пострелять из ружья?»

Первым подскочил Миныч. Отдал Жуку три рубля и взял ружье. Долго целился, пока не нажал спуск. Отдача и скользкие лыжи сработали так, что Миныч завалился на задницу, ружье отлетело в сторону, ноги с «коротышками» кверху. Смех, улюлюканье...

— Кто еще хочет пострелять? Три рубля выстрел! — горланил Жук-голубятник.

Следующим достал трешку Юрка Керзак. Юрок палит, ему уже пятнадцать лет, он твердо стоит на ногах, и в ведре появляются еще дырки от дроби.

Следующим к хозяину ружья подошел я. Отдал трешку, хоть и жалко платить такие большие день

497

ги за секундное удовольствие, но плачу. Жук наставляет:

— Крепче приклад прижимай к плечу! Щеку тоже крепче прижимай. А то завалишься, и скулу всю тебе разнесет. А вообще-то ты еще сопливенький, как бы чего не случилось.

— Не ссы, Жук, у меня все получится.

Очень волнуюсь. Закрываю глаза и тяну на себя спуск: бух!

Открываю глаза, надо мной чистое-чистое голубое небо — отдача от выстрела сбила меня с ног.

Жук забирает ружье из моих рук, смеется:

— Я ж тебе, еврею, говорил, что ты еще сопливый, не­мощный. Тебе пока только из рогатки стрелять. Вот Юрок — этот уже может палить из настоящего оружия.

— Жук, дай взаймы выстрел, сейчас нет больше денег, потом отдам, — прошу я.

— Потом, это когда я осенью в армию уйду? Потом отдам... А скоро твой Венька Черный откинуться должен, вот тогда не то что я, а ты с меня что-нибудь сдерешь. Наврешь ему, что я тебя обижал...

— Жук, ну дай еще раз выстрелить...

Жук заряжает одностволку, дает мне, взводит курок. Я ловлю в прорезь мушку, навожу мушку на ведро, сильно прижимаю к себе приклад и давлю на спусковой крючок.

Бух! — плечо и  отдача от выстрела толкает назад весь корпус, но я устоял.

— Молодец, еврейчик! — говорит Жук и забирает ружье.

Я доволен:  я уже умею стрелять из ружья, я — молодец.

— Кто еще хочет пальнуть? — горлопанит Жук.

С верха оврага, от его, Жука, голубятни, кричит его брат, Жук-средний:

— Витька, му....ик! Что пальбой шума наделал? Сейчас мусора прибегут! Повяжут тебя, дурака...

— Заткнись, сам му....ик! Как патроны кончатся, приду в голубятню. Сиди там, чмо тухлое!

498

Ружье передается из рук в руки. Стреляет Юрик-Гаврик. Стреляет Леня-Крыса... У пацанов праздник: многие постреляли из охотничьей одностволки, это вам не поджиг.

 

А время шло... Зима ползла к своему естественному окончанию — весне. В школе все начали подготовку к первому весеннему празднику — 8 марта.

На уроках рисования каждый ученик-пионер творил рисунок для своей любимой мамы, а в орнаменте художества обязательно присутствовали пионерские атрибуты: горн, барабан и палочки, трехконечный красный галстук.

Мне, как не пионеру, такого задания не поручили, и я рисовал разные бандитские рожи.

Увидев мои художества, Галина Петровна спросила:

— Леня, неужели ты будешь дарить это маме на женский праздник?

— Галина Петровна! У моей мамы уже есть подарок: медаль «Материнская слава», ей как раз на Вось­мое марта года два назад вручили. Она ее на груди носит. И хватит ей — какие еще подарки? Пусть дядя Вак ей дарит, а я цветочки-розочки и красный галстук с барабаном и горном рисовать не умею. Пусть Валерка Кальницкий такое рисует, он пионер, как Павлик Морозов. А я еще не сознательный, я — Леня Грузман. Я — не как все, я — исключительный.

А то, что праздник отмечается с 1910 года и первой женщиной, организовавшей борьбу за равноправие слабого пола была Клара Цеткин, я знаю — прочитал на фабрике ее имени, там моя мама работала два месяца охранницей. Ловила утаскивальщиц чулок.

В школе все говорят: «Праздник наших мам, наших учительниц...» А что? Почему? Мало кто знает.

Так что, Галина Петровна, пусть все разрисовывают бумажки, а я не буду...

499

 

В большую перемену в нашем классе был торжественно и радостно отмечен день Восьмого марта. Мамы хороших мальчиков и девочек собрали деньги и купили Галине Петровне новый кожаный портфель, на который была прикреплена никелированная пластинка с гравировкой: «Дорогой учительнице Галине Петровне от учеников и родителей 3 «а» класса. 8 марта 1957 г.». Выступали многие одноклассники, с жаром произнося теплые слова в адрес нашей первой учительницы.

После праздничных речей был урок русского языка, где я получил двойку. Слово «теперь» я писал как «теперича», так говорили нижегородцы, а «который» я писал как «каторый» и т.д.

Получив двойку и запись в дневнике, чтобы мама пришла в школу на беседу с учительницей, я, как обычно в перемену, отправился в туалет на первом этаже. В это время в «кабинете без окон» с полуперегородкой от двери собирался весь «цвет» школы. От мала до велика все курили.

Вдруг в туалет влетел Кирей-старший. Он выхватил из-за пояса  финский нож, сделанный на уроке труда из ромбического напильника-«бархотки», и с силой начал бить им в перегородку. Нож легко пробил два фанерных листа, пришитых к рейкам рамы, а Кирей все тычет и приговаривает:

— Я злой! Я злой! Я злой! Уже почти целый месяц меня таскают каждую неделю в «мусорскую».

Я, дурак, пошел на митинг, когда Хрущев приехал в Горький. Вся площадь Минина была народом забита, как селедками в бочке. Где-то вдалеке была видна лысая хрущевская башка. Меня всего измяли, ох и толкучка была! Какой-то мужик рядом упал, из носу кровь, из ушей кровь... Среди митингующих немало было переодетых мусоров-тихарей. Так они того мужика из толпы вытащили, на «скорой помощи» в больницу отправили.

Я же всегда, дурной, хожу или с кастетом, или с «пером». В тот день у меня с собой кастет был. Так меня двое

500

мужиков-сыскарей скрутили, карманы обшарили, кастет нашли. Сейчас всё доказывают, что это я тому мужику калабашку выписал.

Ох, и злой я! Ни за что попал.

Санька-Демидок, покуривая-потягивая сигаретку «Дели», вторил Кирею:

— А я спокойно с Борькой-Носом «обслужил» митингующих в честь приезда Никиты в Горький. Я шел, щипал, а кореш впритыркушел рядом. Народ-дурак кричал, что он просит отменить на двадцать лет выплаты по облигациям. Так что сейчас облигации уже лямзить ни к чему, их уже сберкасса не принимает. Будет теперь денежно-вещевая лотерея разыгрываться. Но во время митинга мы подлатались**, а народу на самом деле очень много было...

Калош, что потерялись, и мужицких валенок целую машину увезли. Семку-грузчика придавили очень сильно, так его подтащили мусора к трибуне, стали водкой оттирать, а он, вроде, в себя пришел, а говорить не может. Так он все пальцем в рот показывал: мол, сюда водку нужно влить, на грудь лить жалко. Вообще-то, наверное, долго будут в Горьком поминать приезд Хрущева: митинг-давка, облигации двадцать лет гасить не будут... Моя мать ругается, Хрущева лысой башкой называет...

Керзачонок, выкурив половину сигареты «Памир», остаток  отдал дотягивать Соловью, а сам, достав из спичечного коробка спичку и обслюнявив не серный ее конец, начал   натирать на него побелку со стены. В результате  на конце спички образовался шарик сырой клейкой массы из слюны и побелки.

Керзачонок чиркает серную головку спички о коробок и ловко бросает горящую спичку вверх. Спичка, все еще продолжая гореть, приклеивается к потолку... Ко множеству черных пятен на потолке добавляется еще одно.

Керзачонок повторяет развлекательное упражнение «горящая спичка на потолке головкой вниз»... Всем курякам

501

весело и радостно. Вдруг в туалет врывается военрук с воплями:

— Что, туалет в школе для шпанской сходки? Что вы здесь устраиваете? Во время войны такие, как вы, уже воевали! Уже на заводах работали! Пошли вон отсюда!

Хватает пацанов за шиворот, отвешивает «лещей», поддает пинков. Всех выбросил из туалета. Теперь в это помещение могут зайти хорошие мальчики.

Пропахший табачным дымом я иду в класс.

Галина Петровна достает из нового портфеля надушенный платочек, вдыхает благоуханный запах. Смотрит на меня и говорит:

— Эх, Леня, ты хотя бы в день Восьмого марта сделал мне подарок, не хулиганил. Ты же самый маленький среди школьной шпаны. Мог бы сегодня  и не ходить на ваш «сходняк». Праздник же сегодня, как ты этого не понимаешь?

Я, вздохнув, сажусь за парту. Сквозь ветки плакучей березы и оконное стекло вдруг пробиваются ласковые лучи первого весеннего солнышка.

Жизнь шла... Время текло...

 

В те годы Восьмое марта и День Победы были рабочими днями, только в 1964 году брежневским указом эти дни будут объявлены государственными праздниками... И был отменен День всесоюзного траура, 21 января, по случаю кончины Ленина.

503

ТЕТРАДЬ ВОСЕМНАДЦАТАЯ

 

Антисемитизм.

Мои личные размышления по одной из проблем человеческой цивилизации.

 

Антисемитизм был, есть и будет, так как евреи жили, живут и будут жить.

Каждый россиянин, а соответственно и нижегородец, имеет свое личное понимание проблемы, свое личное отношение к еврейству и конкретным знакомым евреям.

Духовно низкие от рождения, малообразованные и бездарные люди всегда завидуют одухотворенным и образованным, вне зависимости от национальности и вероисповедания последних — это общечеловеческий порок.

Зависть есть основа ненависти, за которую ничего не нужно платить — это бесплатный эмоциональный «продукт», который в должных условиях легко перерождается в антагонизм.

Можно любить весь народ и ненавидеть одного конкретного еврея. И наоборот: можно любить одного еврея и ненавидеть весь еврейский народ.

Ненависть к еврейству есть показатель духовного несовершенства, падения,  бездарности и недостатка образования.

К сожалению, есть конкретные евреи, которые честно заработали свою «зуботычину», так как нарушили не только

504

еврейские, но и общечеловеческие этические нормы. Вытирая сопли и слезы, они громче всех кричат об антисемитизме, зарабатывая этим вторую зуботычину.

А жизнь многогранна, поэтому она Жизнь...

Дорогой читатель, привожу выдержку из  книги «Спелые колосья» очень почитаемого мною земляка-нижегородца Николая Кочина:

«Глупый ненавидит умного по той же причине, по которой голодный ненавидит сытого, бедный — богатого, трусливый — храброго, развратный — целомудренного, бездарный — талантливого, грязный — чистоплотного, разгильдяй — дисциплинированного, суеверный — просвещенного, невежда — ученого, подлый — честного, завистливый — удачливого, вор — труженика, лентяй — преуспевающего.

Личный опыт.

Ум всех людей планеты, взятый вместе, нисколько не поможет тому, у кого нет своего. Слепому не впользу чужая зоркость».

Несчастен тот человек, чья духовная основа исчерпывается завистью и ненавистью. Эти чувства появились в человечестве с древнейших времён.

Далее я перескажу своими словами часть второй главы Библии.

Сын Хам позавидовал отцу Ною в том, что духовным стержнем человечества и всей человеческой цивилизации станут семь заповедей Ноя. И в какой-то момент стал смеяться над опьяневшим отцом... А ещё в народе были слухи о более низменном надругательстве над отцом.

Ной был уверен, что небом и землей правит Абсолютная Сила и не поклонялся идолам. Он не развратничал. Он не убивал людей. Не ронял необдуманного слова, прекрасно зная, что языком тоже можно убить. Он не ел мяса, вырезанного у живого животного. Не богохульствовал, не был прожженным атеистом, против Г-спода ничего не говорил. Ной был справедлив — вовремя платил деньги наемным работникам

505

и платил сполна, как уговаривались. Не творил самоуправства и не творил самосуда; если возникали споры, обращался к праведному судье. Ной был праведником в своём поколении.

От Хама из рода в род, из поколения в поколение пошли зависть и ненависть, неблагодарность и предательство и многое что дурное. В переводе с иврита Хам это «горячий», то есть не выдержанный.

А Шем (Сим) и Йоефет постыдились за брата своего Хама, не допустили издевательства над отцом, прикрыв его покрывалом. И пошли из рода в род, из поколения в поколение от Шема (Сима) и Йоефета совесть и стыдливость, порядочность, уважение к родителям и многое другое. В переводе с иврита Шем означает «имя», а мудрецы говорили, что «имя твоё есть ты». В переводе с иврита Йоефет означает «красивый».

 

Как жаль, что нам в школе ничего не рассказывали об истоках наших моральных норм! Вся история сводилась к борьбе классов, как будто этим исчерпывается жизнь.

В двенадцать лет  я начал изучать  в школе историю Древнего мира, но тогда ничего не узнал о духовном становлении человечества.

Наша учительница, Фрида Яковлевна Можестам очень хорошо рассказывала о долине Нила, в которой жили люди, о том, как при разливе реки плодородный ил удобрял поля земледельцев и можно было собирать хорошие урожаи злаковых. Во главе общества стоял фараон, в закрома которого простые египтяне должны были отдавать большую часть урожая. А после смерти мумию фараона помещали в гробницу, а гробница находилась под основанием огромной-огромной пирамиды.

И строили эти пирамиды рабы, в основном военнопленные, пригнанные в Египет из других покоренных стран.

На уроках истории почему-то не говорилась что в древнем Египетском царстве  был в рабстве целый народ — евреи, и

506

строил он (еврейский народ) для фараона города-хранилища  Питом и Раамсес.

Уроки по истории Древнего мира шли, шли, шли...

Изучалась Древняя Ассирия, Древний Вавилон. Мельком был упомянут миф о Вавилонской башне — и быстренько перешли к мифам Древней Греции.

И на всех уроках опять все те же классовые истории, опять угнетатели и завоеватели, борьба рабов и рабовладельцев, безжалостные старейшины Древней Спарты, запомнившиеся тем, что бросали слабых болезненных младенцев в пропасть, потому что государству нужны были физически сильные воины-завоеватели...

И плавно перешли к изучению истории Древнего Рима. Тут уже все ясно...

Легендарный гладиатор Спартак восстал против угнетателей. Он — первый из первых борцов за свободу, равенство и братство...

Целый год мы изучали историю Древнего мира, но ни слова не было сказано о древних евреях, о государствах Израиль и Иудея, которые существовали как раз в ту эпоху.

А, собственно, почему?.. Это же история!

Еврейка-учительница, конечно, знала многое из того, что касалось библейского Израиля, но она не могла даже заикнуться о том, что в истории Древнего мира красной нитью проходила история ее народа.

Во второй половине XX века, когда человечество приступило к освоению космоса и на орбитах находились десятки искусственных спутников Земли, а правители СССР считали себя лидерами всего прогрессивного человечества, в школьных учебниках создавалась лжеистория, вымарывались целые эпохи и народы и, соответственно, большие главы истории человечества.

Образование превращалось в оружие идеологической войны и духовного террора.

На протяжении веков двумя способами сильные мира сего пытались уничтожить еврейский народ.

507

Уничтожить физически...

В древности можно было вырезать семью, род, племя. Так погибло множество особенных, неповторимых людей и сообществ, о которых мы получаем скудные сведения из археологических раскопок и свидетельств античных письменных источников. Но в ХХ веке уже невозможно было это сделать тихо, под покровом темной ночки.

Тогда построили газовые камеры, концлагеря, гетто, открыли травлю в прессе, подготовили проект переселения евреев к черту на рога... Пошло бесовское празднование — жертвоприношение еврейских душ во имя завтрашнего торжества арийских идей или светлого коммунистического завтра.

Не получилось...

Одновременно с этим и после этого использовался второй метод, внешне безобидно-бархатный... Ассимиляция ему имя...

Незнание своих корней, безграмотность, тупость и бездарность — это та же темная ночь, под покровом которой так легко и просто орудовать духовным бандитам и убийцам.

История?..

Вон из учебников все исторические сведения о евреях! Оставить только одно: сионизм — авангард мирового империализма.

Язык иврит?.. Запретить! Нет у нас в стране такого языка.

Язык идиш?.. Оставить для верных слуг социализма один убогонький журналишко «Советиш геймланд»* — и всё. Для тех, кто не учился в школе на своем языке, кто даже дома говорил по-русски, кто и алфавита-то еврейского не знает, он недоступен, это все та же темная ноченька-подружка...

И, конечно, для полного духовного уничтожения — оболванивание через прессу. Вдалбливание штампованных истин через газету «Правда» и ее сестренок — «Комсомольская правда», «Пионерская правда»... Выпуск книги верноподданного еврея Арона Вергелиса «Шестнадцать стран, вклю-

508

чая Монако»... При этом даже такого «верного лакея» власти в душе ненавидели.

Духовно уничтожать евреев удобнее всего руками самих евреев — этот постулат был выведен Иосифом Сталиным и неизменно воплощался в жизнь всеми последующими высшими партийными руководителями.

Да разве перечислишь все методы, которыми не брезговала современная пропагандистская машина?

Правда, во дворе соседки-старухи нет-нет и скажут:

— Это вы, евреи, нашего господа Иисуса распяли, окаянные!

— Это когда? — пугался ошеломленный еврейский ребенок.

— Когда-когда..? Давно енто было. А точно-то кто его знает-то. Нас ничему-то такому-то не учили. Батюшка-священник, можа, знает точно-то, да он толком-то не говорит-то.

Вот такая была политграмота в те годы.

 

Уже в не столь далеком 1976 году, когда прожил я тридцать лет на этом свете, и все годы — за «железным занавесом», надежно отгороженный от всего мира границами на замке, радиоглушилками и паспортным режимом, — в эти времена Сергей Дмитриевич Келлер начертил на листе бумаги прямую линию-график и в течение двухчасовой беседы вкратце рассказал мне историю еврейского народа, вписав ее в историю всей человеческой цивилизации.

В своей первой, самиздатовской публикации — «Листок иудаизма» от 29 сентября 1989 года — я графически изобразил краткое еврейское летосчисление, к которому привязал вехи развития и Российского государства. И всегда, начиная занятия или лекции по иудаизму, я черчу эту свою прямую времени:

1.   2000 г. до н. э.  Родился Авраам.

2.   1000 г. до н. э. Царь Давид во главе Израиля.

3. 586 г. до н. э. Первое изгнание евреев в Вавилон.

4. 33 г. н. э. Деяния Иисуса в Иерусалиме.

5. 962 г. н. э. Рюрик возглавил Киевскую Русь.

6. 1689 г. н. э. Пётр I возглавил Русь Московскую.

7. 2004 г. н. э. Наше время.


478-493    494-508

Среда, 29.06.2022, 04:13
Приветствую Вас Гость


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 65
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0